February 20th, 2013

Суть времени, friend, френд, Андрей Малахов ЖЖ, друг
  • friend

Подлинный враг

Эхо Москвы продолжает вопить на тему съезда РВС. В принципе, мы уже подробно рассматривали этот вопрос, но не отреагировать на Николая Карловича и Белковского невозможно.

Ларина и Сванидзе:
ЛАРИНА: «Но там были новенькие вещи, которые меня очень как-то удивили.»
ЛАРИНА: «Но подожди. Ну, вспомни, там он говорил, что не позволим перестройщикам сделать Перестройку-2.»
СВАНИДЗЕ: «Да-да-да.»
ЛАРИНА: «Тамошние и тутошние. Я же всё прослушала.»
Сванидзе: «Белоленточники.»
ЛАРИНА: «Да.»
СВАНИДЗЕ: «Ведь Путин же пришел послушать не про ювенальную юстицию. Чего ему ювенальная юстиция, господи ты, боже мой? Он пришел послушать, какие гады белоленточники. Вот это! И как правильно, что отказали американцам в усыновлении. Вот! Вот это ценно!»
ЛАРИНА: «Тварь.»
СВАНИДЗЕ: «Ведь, трудно себе представить, чтобы еще пару-тройку лет назад Путин пришел на это сборище.»
ЛАРИНА: «Я вообще в шоке от этого, от самого факта! И что он пришел, и то, что сидит Иванов, который тоже, извини меня, ну, человек, как мне показалось, всегда как-то европейски ориентированный, другой совсем, не из советского теста человек. Морозов там сидит. И слушают этот бред, который несет этот человек. Я просто хочу обратить твое внимание и аудитории, потому что не все слушали выступление Сергея Кургиняна, а я его прослушала. Там я впервые за много лет видела, с какой страстью был обрушен гнев на Михаила Горбачёва и на все, что связано с Перестройкой
ЛАРИНА: «А здесь-то он несет это уже от имени власти, понимая, как ты правильно сказал, что ей это понравится. А еще вот это, когда он соединил нынешних белоленточников с прошлыми диссидентами, и сказал, что диссидентское движение мы тогда не раздавили, вот они теперь все новые и возникли.»
СВАНИДЗЕ: «В принципе, он представляет достаточно радикальную, наиболее ортодоксальную и наиболее мракобесную часть силовой группировки, которая тянет страну в определенном архаичном направлении. Поэтому наиболее опасна... Несколько лет назад они были нафиг никому не нужны, маргиналы. Они и сейчас, по сути, маргиналы. Но этими маргиналами заинтересовалась власть, и вот это самое опасное.»

В развернутом комментарии это не нуждается, «тамошние» все рассказали сами:
1) Они увидели новый, не вписывающийся в привычные им рамки субъект в просоветской, патриотической среде – «там были новенькие вещи, которые меня очень как-то удивили.»
2) Поняли, что новая патриотическая оппозиция очень четко формулирует свои взгляды, которые имеют далеко идущие последствия и смертельно опасны для «тамократии»:
«там он говорил, что не позволим перестройщикам сделать Перестройку-2.»
«Тамошние и тутошние. Я же всё прослушала.»
«он соединил нынешних белоленточников с прошлыми диссидентами»
3) Они увидели, что у нового, непонятного им субъекта есть не только мозги, но и подлинная страсть (без которой нельзя победить) – «Там я впервые за много лет видела, с какой страстью был обрушен гнев на Михаила Горбачёва и на все, что связано с Перестройкой.»
4) Наконец, они увидели, что власть отзывается на призывы патриотической («тутошней») оппозиции и поняли, что окончательно потеряли монопольное право представлять общество в диалоге с властью:
«Ведь, трудно себе представить, чтобы еще пару-тройку лет назад Путин пришел на это сборище.»
«Но этими маргиналами заинтересовалась власть, и вот это самое опасное.»
5) Увидев все это, они запаниковали и крайне озлобились – «Я вообще в шоке от этого, от самого факта!»Collapse )