December 23rd, 2013

мауриц корнелис эшер хаос и порядок
  • friend wrote in rvs

Протест продолжается

20 декабря 2013 года представители Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» и Всероссийского движения «Суть Времени» провели экстренное совещание, посвященное сложившейся ситуации вокруг законопроекта 249303-6 "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации".

Напомним, согласно анализу этого законопроекта, проведенному аналитической группой «РВС», некоторые его статьи являются умело закамуфлированными проводниками ювенальных технологий, которые «пойдут в ход» в работе с семьями под видом «социального сопровождения». Последнее, в свою очередь, становится отнюдь не добровольным, а станет навязываться соцслужбами без просьбы и согласия граждан. Именно для этого разработчики законопроекта применили свою излюбленную технику «размытых формулировок» в тексте, предоставляя чиновникам трактовать их содержание по своему усмотрению. В целом, новый законопроект вместо заявительного характера – обращения родителей за помощью, - заменяется выявительным - путем обследований, мониторингов, выявления семей в «социально-опасном положении». Причем, в тексте идет речь также о «профилактике обстоятельств, обусловливающих потребность в социальном обслуживании» – на практике это означает, что под контроль соцработников попадут даже благополучные семьи! Другими словами, институт соцобслуживания населения превращается в орган, осуществляющий тотальный контроль над обществом.

18 декабря, несмотря на общероссийский протест представителей «РВС», «Сути Времени», других родительских организаций, а также выраженное РПЦ в официальном письме депутату Е. Мизулиной беспокойство по поводу новых «норм» соцобслуживания, Госдума практически без обсуждения приняла законопроект во втором чтении.
Collapse )

Гимн СССР в исполнении Патриаршего хора

Оригинал взят у lengvizd в Гимн СССР в исполнении Патриаршего хора
Оригинал взят у asnecto в Курьезная запись Гимна СССР
Оригинал взят у asnectoв ВНИМАНИЕ, СЛУШАЙТЕ ВСЕ!


Любопытная запись Гимна СССР в исполнении... Патриаршего хора.
Редкая возможность послушать, как батюшки и матушки прямо-таки ангельскими голосами поют "Нас вырастил Сталин на верность народу..."

Collapse )

Флаг

Что нас толкает в путь ?

       ...Тех - ненависть к отчизне,
Тех - скука очага, еще иных - в тени
Цирцеиных ресниц оставивших полжизни -
Надежда отстоять оставшиеся дни.

В Цирцеиных садах, дабы не стать скотами,
Плывут, плывут, плывут в оцепененье чувств,
Пока ожоги льдов и солнц отвесных пламя
Не вытравят следов волшебницыных уст.



21 декабря в день рождения Иосифа Сталина, в селе Александровское состоялось открытие учебного центра движения Суть Времени, возглавляемого Сергеем Кургиняном. Более 600 слушателей собрались со всей страны для участия в этом, без преувеличения, историческом событии. Активисты организации из десятков больших и малых городов получили учебники, разработанные коллективом авторов ЭТЦ, получили так, как получают оружие бойцы, отправляющиеся на фронт.

получение оружия

Collapse )

Флаг

«Неизвестный Калашников» — история про «чок»

Оригинал взят у voenternet в «Неизвестный Калашников» — история про «чок»

Опубликовано в Воентернете

Михаил Тимофеевич Калашников был гением. Конструктором от Бога. Вот отрывок из книги его друга Ливадия Коряковского «Неизвестный Калашников», знаменитая история про «чок». Она связана с работой ижевских инженеров над Пулеметом Калашникова (ПК).
перейти на звуковую версию?
«Проблема была в том, что при снятии ствола газовая трубка перемещалась свободно, она не была закреплена со ствольной коробкой. Это было недостатком, так как она могла случайно упасть в песок. А так как трубка всегда в смазке, песок прилипал к внутренним и внешним ее поверхностям и при сборке мог попасть внутрь пулемета. Это выявилось на его испытаниях в Самарканде. Поэтому и было предложено устранить этот недостаток, если мы хотим продолжать борьбу. Срок 30 дней.



Collapse )

Флаг

ТВС, Эдуард Багрицкий

ТВС


Пыль по ноздрям - лошади ржут.
Акации сыплются на дрова.
Треплется по ветру рыжий джут.
Солнце стоит посреди двора.
Рычаньем и чадом воздух прорыв,
Приходит обеденный перерыв.

Домой до вечера. Тишина.
Солнце кипит в каждом кремне.
Но глухо, от сердца, из глубины,
Предчувствие кашля идет ко мне.

И сызнова мир колюч и наг:
Камни - углы, и дома - углы;
Трава до оскомины зелена;
Дороги до скрежета белы.
Надсаживаясь и спеша донельзя,
Лезут под солнце ростки и Цельсий.

(Значит: в гортани просохла слизь,
Воздух, прожарясь, стекает вниз,
А снизу, цепляясь по веткам лоз,
Плесенью лезет туберкулез.)

Земля надрывается от жары.
Термометр взорван. И на меня,
Грохоча, осыпаются миры
Каплями ртутного огня,
Обжигают темя, текут ко рту.
И вся дорога бежит, как ртуть.
А вечером в клуб (доклад и кино,
Собрание рабкоровского кружка).
Дома же сонно и полутемно:
О, скромная заповедь молока!

Под окнами тот же скопческий вид,
Тот же кошачий и детский мир,
Который удушьем ползет в крови,
Который до отвращенья мил,
Чадом которого ноздри, рот,
Бронхи и легкие - все полно,
Которому голосом сковород
Напоминать о себе дано.
Напоминать: "Подремли, пока
Правильно в мире. Усни, сынок".

Тягостно коченеет рука,
Жилка колотится о висок.

(Значит: упорней бронхи сосут
Воздух по капле в каждый сосуд;
Значит: на ткани полезла ржа;
Значит: озноб, духота, жар.)
Жилка колотится у виска,
Судорожно дрожит у век.
Будто постукивает слегка
Остроугольный палец в дверь.
Надо открыть в конце концов!

"Войдите".- И он идет сюда:
Остроугольное лицо,
Остроугольная борода.
(Прямо с простенка не он ли, не он
Выплыл из воспаленных знамен?
Выпятив бороду, щурясь слегка
Едким глазом из-под козырька.)
Я говорю ему: "Вы ко мне,
Феликс Эдмундович? Я нездоров".

...Солнце спускается по стене.
Кошкам на ужин в помойный ров
Заря разливает компотный сок.
Идет знаменитая тишина.
И вот над уборной из досок
Вылазит неприбранная луна.

"Нет, я попросту - потолковать".
И опускается на кровать.

Как бы продолжая давнишний спор,
Он говорит: "Под окошком двор
В колючих кошках, в мертвой траве,
Не разберешься, который век.
А век поджидает на мостовой,
Сосредоточен, как часовой.
Иди - и не бойся с ним рядом встать.
Твое одиночество веку под стать.
Оглянешься - а вокруг враги;
Руки протянешь - и нет друзей;
Но если он скажет: "Солги",- солги.
Но если он скажет: "Убей",- убей.
Я тоже почувствовал тяжкий груз
Опущенной на плечо руки.
Подстриженный по-солдатски ус
Касался тоже моей щеки.
И стол мой раскидывался, как страна,
В крови, в чернилах квадрат сукна,
Ржавчина перьев, бумаги клок -
Всё друга и недруга стерегло.
Враги приходили - на тот же стул
Садились и рушились в пустоту.
Их нежные кости сосала грязь.
Над ними захлопывались рвы.
И подпись на приговоре вилась
Струей из простреленной головы.
О мать революция! Не легка
Трехгранная откровенность штыка;
Он вздыбился из гущины кровей,
Матерый желудочный быт земли.
Трави его трактором. Песней бей.
Лопатой взнуздай, киркой проколи!
Он вздыбился над головой твоей -
Прими на рогатину и повали.
Да будет почетной участь твоя;
Умри, побеждая, как умер я".
Смолкает. Жилка о висок
Глуше и осторожней бьет.
(Значит: из пор, как студеный сок,
Медленный проступает пот.)
И ветер в лицо, как вода из ведра.
Как вестник победы, как снег, как стынь.
Луна лейкоцитом над кругом двора,
Звезды круглы, и круглы кусты.
Скатываются девять часов
В огромную бочку возле окна.
Я выхожу. За спиной засов
Защелкивается. И тишина.
Земля, наплывающая из мглы,
Легла, как неструганая доска,
Готовая к легкой пляске пилы,
К тяжелой походке молотка.
И я ухожу (а вокруг темно)
В клуб, где нынче доклад и кино,
Собранье рабкоровского кружка.

1929