st1347 (st1347) wrote,
st1347
st1347

Categories:

Нужен проект? У нас есть.

С интересом читаю интервью Александра Щипкова — первого заместителя руководителя Синодального отдела по взаимоотношениям с обществом и СМИ Владимира Легойды. С недавнего времени оба — основные каналы через которые Русская Православная Церковь доносит до общества свою позицию по тем или иным вопросам. Поскольку Суть времени не что иное как общественная организация, то для меня вдвойне интересно, что думает Александр Владимирович Щипков по поводу актуальных для СВ тем, ну например, таких как десоветизация и тому подобные, тем более биография Александра Владимировича, как бы намекает нам, что красным от него хорошего ждать нечего.




Вот что пишет Википедия:



Принимал участие вместе с матерью и женой в деятельности христианского семинара, организованного по инициативе Александра Огородникова в первой половине 1970-х годов. Печатался в самиздатовском журнале «Община», который издавали духовные чада Дмитрия Дудко, участники семинара в 1976—1977 годах.

Характерная черта нашего семинара в том, что он не был элитным. Многие религиозные группы от страха и вынужденной конспирации становились элитными, закрытыми. Об их существованиии знали только они сами и КГБ. А у нас в Семинаре, благодаря Сашкиной широте, собиралась вся Россия, та Россия, которую называют провинциальной. Наш лозунг был прост: христианство, свобода, антикоммунизм. Семинар был для нас формой самообразования, формой общинной жизни, формой воцерковления, формой противостояния системе. А главное, что дал нам Семинар — опыт христианской любви, который невозможно пережить вне церковной общины.Александр Щипков


Однако, прочитанный мною материал меня порадовал. Зная о том, какой счет Церковь имеет к советской власти (обоснованный или нет — другой вопрос), я ожидал менее комплиментарной позиции по отношению к условным Красным. Я ошибся. По крайней мере в этом интервью отчетливо звучит стремление Александра Щипкова (и, надеюсь, РПЦ в целом) закрыть исторические счета между красными и белыми и вместе готовиться к ответу на вызовы современности.


Так что же по существу дела говорит Александр Щипков? На презентации Сборника статей о русской идентичности «Плаха. 1917−2017». 2 ноября 2015 года он отчетливо обозначает свою позицию по ряду вопросов.


Речь идет о том, что это гражданское противостояние начала ХХ века должно стать историческим реликтом, уступив место осознанию более актуальных исторических вызовов, иначе мы рискуем опять расколоть общество и закончить национальным поражением в нынешней ситуации. Смысл современной повестки дня — в переходе от приоритета идеологии к приоритету идентичности, и как бы мы не относились к этой ситуации, она создана не нами. Главная национальная проблема сегодня — разрушение русской идентичности.


Постановка проблемы очень созвучна подходу, реализованному Ириной Кургинян в книге «Война с Историей». Александр Щипков совершенно верно говорит: как бы мы не относились к этой ситуации, она создана не нами

"
эта ситуация" создана нашими врагам, врагами русского мира, русского будущего и русского проекта мироустройства. И суть этой ситуации — война с русской идентичностью.


Собственно, понимание этого есть.


Главная наша беда заключается в том, что мы плохо понимаем ситуацию. Никак не можем поверить, что находимся в состоянии войны, которая ведется не одними танками и автоматами.


Да, мы тоже сталкиваемся с этой проблемой, когда говорим людям о войне, которую уже давно ведет враг против нашей страны, используя так называемую «мягкую силу» Помимо упомянутой войны с историей, это иформационно-психологическая война, идеологическая война, война с культурой, концептуальная война. И положа руку на сердце Александр Владимирович признает, что будучи православным диссидентом, он принимал участие в одной из этих войн на стороне нашего цивилизационного противника. Вот как он сам об этом пишет в интервью порталу Русская идея:


Советское православное диссидентство, могу сказать по своему подпольному опыту, — это комплексное явление. У меня, к сожалению, не достает времени сесть и описать тот интереснейший и сложнейший механизм невидимого взаимодействия старцев из двух-трех сохранившихся монастырей, православных самиздатчиков, действующих епископов, подбрасывавших самиздатчикам денег на их труды, ректоров семинарий, рисковавших принимать на учебу «неблагонадежных», тайных священников, служивших по квартирам в центре Москвы, дипломатов, привозящих из-за границы запрещенную русскую религиозную литературу для этих тайных священников, монахов, скрывавшихся в землянках на Новом Афоне, «меневцев», «дудковцев», «шпиллеровцев»…


В данном случае велась подрывная работа против советской идентичности. Но раз мы подводим черту под историческим счетами друг к другу, то участие православного диссидентства в разрушении СССР мы так же удалим из дискурса как и обвинения советской власти в богоборчестве.


Ведь теперь (и этому я действительно рад) Александр Владимирович выступает за сохранение советской идентичности как неотъемлемой части русской идентичности вообще.


Другая проблема — похищение советской идентичности, стремление расколоть нацию, расщепив ее как целое, устранив из русской традиции советский элемент и противопоставив его «русскому».


Далее


На самом-то деле цели общественного строительства (советский социализм) и коллективного спасения (соборность) — это расходящиеся вариации на одну и ту же тему.


Не требую покаяний, просто спрашиваю, зачем валили нашу вариацию? Раз это одно и тоже по большому счету.


Очень интересная мысль из дискурса Сути времени «Россия — альтернативный Запад» сформулирована так:


Восточно-европейская страна с христианским социокультурным базисом, наследующая его в форме византийской традиции. Это означает, что сегодня России необходимо культивировать самообраз «другой Европы», а не некоего центра евразийского консенсуса.
Советский проект многонациональной страны вписывался именно в эту историческую матрицу — насколько успешно, другой вопрос. А теперь это выжженная земля, наполненная псевдоисторическими фантомами. Западническими, «евразийскими» и прочими.



И, наконец, главное:


Или Россия предложит миру свой культурный и политический проект или перестанет существовать как целое. Без проекта такое огромное пространство и 150 млн. населения не могут сохраниться как целостность в условиях жестокого мирового кризиса. Без проекта невозможно достойно ответить на вызовы. Нация либо вновь обретёт себя, либо начнётся её необратимый распад.


Ну у нас есть проект — Сверхмодерн, читайте, пользуйтесь.





Tags: Легойда, Политическое Православие, РПЦ, Щипков
Subscribe
promo st1347 january 28, 2017 11:27 20
Buy for 10 tokens
Апокалипсис сегодня Фрэнсиса Форда Кополлы, как говорится в таких случаях — культовый фильм. В чем его культ мы в рамках нашего киноклуба не стали разбираться, потому что это немного не наш профиль, а вот что Кополла сказал этим фильмом о гуманизме и человеке, с этим разобраться мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments