st1347 (st1347) wrote,
st1347
st1347

Бросай все лишнее, ребята. Завтра уж не нужно будет

По поводу установки доски Манергейму у меня есть две версии. И обе, что называется, хуже. Первая версия, Путин и возглавляемая им группа решила опереться на ультрабелый актив в стране и за рубежом. На условных Тульевых из «Ошибки резидента» вне страны и условных Просвирниных внутри.




Что нас ждет на этой траектории? Сергей Кургинян дал модель этого дрейфа власти вправо от либералов к фашистам в пределах антисоветской рамки.



Причем в силу того, что центристский этап слишком затянулся, в том числе и в результате купирования (нами) болотного процесса, то дрейф осуществится сразу в позицию фундаментализма. Эпатаж Поклонской на 9 мая этого года, в этом смысле, обретает новые обертона. Манергейм вписывается в концепцию отлично. Дальше будет 3-5 хреновых лет, в течении которых мы много нового и хорошего узнаем про такие фигуры русской истории как Власов и много плохого про такие фигуры как Ленин, потом будет эксцесс.

Вторая версия, Путин лишился возглавляемой им группы, она его целиком и полностью предала и рубит с двух рук, выбивая базу опоры. По национально-ориентированным силам мостом Кадырова, по просоветским Поклонской и Манергеймом. Без доверенной группы ни один лидер не может контролировать все, вплоть до доски Манергейму. На этой траектории нас ожидает эксцесс в ближайшее время.

О тихом предательстве элит Сергей Кургинян в СИ-105, Элита начинает смотреть на лидера не без внутренней плотоядности:




В любом случае процесс, что называется, пошел

В этой связи из Гаршина:

Пола палатки откинулась; адъютант Лукин просунул свое лицо, на этот раз серьезное и бледное.
   - Вы здесь, Иванов? Приказано привести вас к присяге... Не сейчас, когда будем выступать. Иван Платоныч! Пятую пачку патронов людям.
   Он отказался войти посидеть, говоря, что много дела, и побежал куда-то. Я тоже вышел.
   Часам к двенадцати поспел обед. Люди ели плохо. После обеда приказали снять надульники (кожаные чехольчики) с ружей и роздали добавочные патроны. Солдаты, готовясь к бою, начали осматривать свои ранцы и выбрасывать все лишнее. Бросали порванные рубахи и штаны, разные тряпки, старые сапоги, щетки, засаленные солдатские книжки; некоторые, как оказалось, донесли до Дуная в ранцах множество ненужных вещей. Я видел на земле брошенный "щелкун", то есть деревянную чурку, которою в мирное время перед парадами и смотрами разглаживают ремни амуниции, тяжелые каменные банки из-под помады, какие-то коробочки и дощечки и даже целую сапожную колодку.
   - Бросай боле, ребята! Все легче в действие идти. Завтра уж не нужно будет.

   - Пятьсот верст тащил... и на что мне она? - рассуждал солдат Лютиков, рассматривая какую-то тряпицу. - С собой не унесешь...
   Выбрасывать вещи, очищать ранец в тот день вошло в моду. Когда мы сошли с места, на котором стояли, оно представлялось на темном фоне степи правильным четырехугольником, пестрым от множества тряпок и других вещей.
   Перед походом, когда полк, уже совсем готовый, стоял и ждал команды, впереди собралось несколько офицеров и наш молоденький полковой священник. Из фронта вызвали меня и четырех вольноопределяющихся из других батальонов; все поступили в полк на походе. Оставив ружья соседям, мы вышли вперед и стали около знамени; незнакомые мне товарищи были взволнованы, да и у меня сердце билось сильнее, чем всегда.
   - Возьмитесь за знамя, - сказал батальонный командир. Знаменщик наклонил знамя; его ассистенты сняли чехол. Старая, полинявшая зеленая шелковая ткань забилась по ветру. Мы стали вокруг и, держа одной рукой древко, а другую подняв вверх, повторяли слова священника, который читал с листа старинную петровскую военную присягу. Вспомнились мне слова Василия Карпыча на первом переходе. "Где же это?" - думал я. И после долгого перечисления случаев и мест службы его императорского величества: походов, наступлений, авангардий и ариергардий, крепостей, караулов и обозов, я услышал эти слова: "Не щадя живота", - громко повторили все пятеро в один голос, и, глядя на ряды сумрачных, готовых к бою людей, я чувствовал, что это не пустые слова.
   Мы вернулись в ряды; полк дрогнул, зашевелился и, вытянувшись в длинную колонну, форсированным шагом пошел к Дунаю. Выстрелы, доносившиеся оттуда, смолкли.


Tags: Кургинян, Путин, прогноз
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Recent Posts from This Journal